Школа аргентинского танго

Мы учим людей танцевать

Адрес: М. Китай-город, Чистые пруды;
Армянский переулок, дом 7

О танго с Хавьером Родригесом

Беседу вела Лус Вальбуэна

Мы поговорили с Хавьером Родригесом, милонгеро с большим опытом профессионального танцора. Без сомнения, он — один из самых великих представителей современного танго-салона. Его размышления о танго представлены в этой заметке.

«Ортодоксальность растворилась в объятии»

Хавьер оставил заметные следы в недавней истории танго сначала вместе с Джеральдиной Рохас и затем с Андреа Миссе, трагически погибшей в 2012. Но ему удалось заново построить свою профессиональную карьеру с Ноэлией Барси: они вспыхнули яркой звездой и стали одной из самых талантливых пар в танго, как в Аргентине, так и во всем мире. И что же дальше?

В возрасте 40 лет, Хавьер решил проводить больше времени, путешествуя в одиночку. Во время международного танго конгресса CITA 2015, организованного Фабианом Саласом и Лолой Диас, этот молодой человек, родившийся в городе Тигре, в провинции Буэнос-Айрес, рассказал о своей самой большой страсти.

Танго

Танго не для всех. В нем есть меланхолическая сущность, иногда его тексты о неразделенной любви печальны, и, возможно, оно не всегда привлекательно, как другие виды музыки. Но если что-то в нем тебя трогает, как это произошло со мной, оно проникает в твою жизнь. Сколько людей в Буэнос-Айресе не чувствуют эту музыку, не воспринимают ее, и то же самое, конечно, происходит и с фольклором. Когда я был подростком, мне было стыдно танцевать танго. Сейчас это моя страсть.

В каком возрасте ты научился танцевать?

Когда мне было 11, я учился в фольклорном ансамбле, а позже, в 18, я целиком посвятил себя танго. Сначала я просто занимался в классах моего отца, Хорхе Родригеса, и практиковался с его женой Лилианой, которая, словно игре, научила меня первым шагам.

Кто является для тебя примером?

Моими главными учителями являются милонгеро, которые передают в танце свою страсть. В первую очередь, мой отец, а затем Хорхе Диспари и Ла Турка, которые еще больше обогатили мой танцевальный стиль… Если говорить о танго как о профессии, то примеры для меня — это Мигель Зотто и Милена Плебс, настоящие кумиры!

Каков твой танцевальный стиль?

Я танцую традиционное танго. И потому есть публика, которая следует за мной — потому что она любит этот стиль. Я даже посмею сказать, что не позволяю себе танцевать что-то другое (смеется). Мне нравится сценическое танго, я занимался им, когда был моложе. Теперь меня направляют великие композиторы традиционного танго.

Что ты стремишься передать своим танцем?

Когда я танцую танго, я хочу передать то танго, которое  передали мне. Танго милонги! Милонга — это встреча, где мужчины и женщины с одинаковой страстью, благодарные этой чудесной музыке, наслаждаются этим опасным танцем.

В какой стране лучше всего понимают идею нашего танго?

В каждой стране очень сильно чувствуется ее собственная культура, которая становится той основой, с которой люди танцуют. Поэтому они все разные. Сначала я  объездил  всю Европу, затем, через несколько лет, был в Японии и Корее. По моему опыту, именно в азиатских странах лучше понимают идею танго.

Что такое танго нуэво?

Нравится оно нам или нет, танго нуэво привлекает молодых. Я слышал тысячу раз, что танго убивают, или что танго уже мертво, или умирает. С этими разными стилями возникает движение новых людей, которые уходят или остаются в танго, и, в конечном счете, это хорошо. Многие только критикуют и ничего не делают со своим танго или для танго…

Оно другое?

Для меня в самом деле другое — это то, что происходит вне традиционной милонги. Например, некоторые моменты в танго эсценарио или в различных шоу; я не видел ни одного танцора, кто мог бы передавать танцем новые звучания. Есть много новых хороших танцоров, хореографов и композиторов, но я думаю, что им еще понадобится какое-то количество лет, чтобы сделать живым то, что у них есть в голове. Бунтующая группа смягчилась в объятии танго; суровая и ортодоксальная также растворилась в объятии танго. Я думаю, что даже на Чемпионате Мира по танго все стали более расслабленными.

Сейчас много разных видов объятия и тысячи форм танцевания. Самое главное — чувствовать, быть таким, какой ты есть, и быть честным внутри обязательств, которые накладывает объятие. У танго есть будущее, потому что очень многие принимают этот способ танцевать и быть счастливыми. Сейчас уже почти не осталось старых милонгеро, так что будущее танго — в руках этих молодых, желающих понять его.

Какие у тебя планы на этот год?

В этом году я буду путешествовать один. Я ничего не имею против танго пар, наоборот, и это самое милое, когда ты разделяешь профессию с кем-то, кото любишь, и команда тогда совершенна. Сейчас мне необходимо путешествовать в одиночку и подарить себе удовольствие танцевать с разными профессиональными и непрофессиональными танцовщицами.

Что главное в твоей жизни, каков ее лейтмотив?

Слава Богу, у меня есть это – я танцую и обучаю нашей культуре, и это моя основная работа. Я бесконечно благодарен за нее, и вдохновляет меня именно ее миссионерская составляющая: переезжать из города в город, в другую страну, школу, культуру: обогащать людей нашей культурой, влюблять их в нее, чтобы они почувствовали, что танго — самая прекрасная музыка в мире.

Что тебе дал твой долгий опыт?

То, что я знаю теперь больше и могу лучше учить тому, что было раньше мне не совсем понятно.

 

Оригинал интервью: http://www.tangauta.net/javier-rodriguez/

Перевод Павла Алешина.

Разработка сайта: Михаил Коротаев